Павел Цапюк (pawlick) wrote,
Павел Цапюк
pawlick

Categories:
  • Music:

глава двадцать седьмая, "домой"

"Домой"

Во вторник проснулся в 5:30. Ни верхнего света (ха-ха!), ни заборов мочи, ничего. Просто открыл глаза и больше не засыпал. Воткнул в уши "Аэростат" Гребенщикова и прослушал несколько выпусков. Глаза закрывал, надеясь все-таки задремать еще, но не тут-то было.
Вчерашняя киборг-сестра зашла за кровью кому-то из новичков, потому принесла деду укол гепарина. Выходя, забыла выключить надкроватный свет. Я вспылил:
— Э, алё, а кто свет выключать будет?
— Я хотела градусники принести…
— Да кому на хер сдались ваши градусники!
Выключила свет, градусники не приносила.

А днем меня отпустили. Долговязый, который назывался моим лечащим врачом, пришел и сказал, что надо пройти УЗИ, проверить вену, из которой извлекли фильтр, после чего я могу быть свободен. Правда, выписку мне обещали сделать только к четвергу. Но зачем, собственно, она мне теперь была нужна?

http://ljplus.ru/img4/v/_/v_volkov/doroga.jpg

УЗИ было назначено на 11. Мне о нем сообщили 4 человека (!), включая сестру. Это ли не показатель того, что здесь никто ни за что не отвечал? Просто в моем случае они так были рады тому, что можно мне что-то сообщить, что по очереди, не сговариваясь, подходили и сообщали: "У вас в 11 УЗИ!". Причем так, словно меня ждал полет на Луну.
Ровно в 11 я допрыгал до коляски, стоявшей недалеко от выхода из палаты, и подъехал к посту. Сестры, понятно, на нем не было. Курила, естественно. (Логично спросить: а что, сестра не человек, покурить не может? Отчего же. Человек. Может. Правда, не в то время, когда, скажем, кому-то из больных требуется ее помощь. И нет, я не обязан ждать ее. Это она может отправляться курить в любую свободную минутку. Но не раньше, чем она на самом деле появится.) Когда она пришла, я, естественно, фыркнул, что уже столько-то минут двенадцатого и давно уже пора отправляться. Она возмутилась:
— Почему вы так к нам относитесь?
— Как?
— Так! Плохо.
Я не видел смысла скрывать истинных причин:
— Да потому что вы ни хрена не хотите работать.
— Ну да, конечно, это вы так решили! А мы, между тем, очень хорошо к вам относимся.
— Спасибо, конечно, за такую душевную щедрость, но ко мне хорошо относиться не надо, лучше работайте как следует.
Так, пыхтя о недовольства друг другом, мы и отправились вниз, на УЗИ, она пыталась катить коляску, я демонстративно, крутанув колеса натренированными благодаря костылям руками, уезжал от нее и двигался сам.

Доктор на УЗИ оказался балагуром, назвал 1 Градскую "фабрикой здоровья". Меня это сравнение так рассмешило, что в итоге он не мог делать обследование — мой живой трясся. Я взял у него телефон и договорился, что приеду, если понадобится обследование вен.

После УЗИ поехал к профессору К. Договорился с ним, как буду переходить на таблетки для снижения свертывания крови, он рассказал мне, что можно и что нельзя. Я спросил, можно ли будет в пятницу выпить стакан красного за свое здоровье. Профессор был щедр: "Да хоть два!" Я поблагодарил его и поехал собирать вещи.

За мной приехал Вадик. Я оделся, пожелал, как принято, всем скорейшего выздоровления. Попрощался и с дедом.
Зашел в ординаторскую, увидел там барышню, знакомую по первому разу. Сказал ей, что ухожу домой и что выписку мою через два дня заберет однокашник. Та кивнула.

(Через пару дней я узнал, что однокашнику и его коллегам отказали в госпитализации в отделение, где я лежал, сославшись на то, что я-де ушел оттуда самовольно, ни с кем не поговорив и не предупредив сестру, что было абсолютной ложью. Я не поленился и написал однокашнику письмо, в котором перечислил "подвиги" персонала разной степени тяжести, указав, что материала достаточно как минимум для написания жалоб, как максимум — для подачи судебного иска. И что я, если надо, готов все указанное в письме подтвердить лично. Не понадобилось.)

Въехать во двор Вадику охранник не разрешил. В ответ на сообщение о том, что надо забирать больного на костылях тот сказал, что нужно "указание главврача". Вадику пришлось встать чуть дальше по проспекту. От палаты до машины надо было пройти с полкилометра, это требовало трех или более передышек. Одну из них я сделал перед постом охраны, пожелав от души не пустившему Вадика охраннику непременно оказаться в такой же, как я, ситуации.

Сразу домой мы не поехали, купили сперва для матушки новый двд и домашний кинотеатр 5.1 Остатки сил я потратил на живое участие в установке и инсталляции всего этого хозяйства, не представляю, как бы сделал все сам, передвигаясь на костылях. Все, конечно, делал Вадик. Потом я еще, придя домой, проводил маму к ней (она живет через дом от нас) и насладился зрелищем, как человек, впервые услышав грохот взрыва в 5.1, подпрыгивает от неожиданности.
Пришел домой и готов был упасть. Лег на дно ванной и отмокал какое-то время. Потом искренне сожалел, что я такой здоровый и тяжелый, и что меня нельзя взять на ручки и отнести в кровать, завернув в махровое полотенце.
Я наконец-то был дома.
Tags: осень восьмого
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments