Павел Цапюк (pawlick) wrote,
Павел Цапюк
pawlick

Categories:
  • Music:

глава двадцать пятая, "выходные"

"Выходные"

В субботу было тихо. Еще я, почему-то уверенный в собственной слишком бурной реакции на окружающее и окружающих, обпился персену (на завтрак, обед и ужин), так что почти весь день спал, просыпаясь только от звука колокольчика в коридоре (так здесь почему-то стали оповещать о кормежке). Открывал глаза, получал миску с едой, допрыгивал до санузла, мыл миску, бросал ее на подоконник, служивший мне тумбочкой, падал на кровать и снова отрубался.
Оно, конечно, спокойным я был донельзя, и даже если бы приперся очередной эскулап с порцией необязательных вопросов, не исключаю, что я даже с удовольствием рассказал бы ему про свою повторную опухоль, но никто-никто не приходил, возможно, был какой-то дежурный врач, не знаю, в нашей палате, во всяком случае, пока я был в сознании, никто не появлялся. Вроде слышал я заглавную мелодию из к/ф "Свой среди чужих, чужой среди своих", установленную в качестве мелодии мобильника завотделением, но мне могло и показаться. Персен, сами понимаете.

trava-zgizni.ru

Воскресенье началось рано.
Еще с вечера деда, которому в пятницу ночью удалили катетер, надели памперс, поскольку днем дед несколько раз сходил под себя. Вообще дед за те несколько дней, что я пролежал в 1 Градской, сильно ухудшился, и если в первый день он еще вставал сам, выходил в коридор, то уже через несколько дней только лежал, лишь изредка привставая на кушетке.
Сквозь сон я слышал, что дед за ночь успел сходить под себя и по-большому, санитарка убрала, переодела его, но понятно, что запах остался, все-таки взрослый человек — не то же самое, что младенец, да и младенец порой способен на многое. Когда нас все-таки разбудили, я все не мог понять, отчего вдруг стало так холодно: оказалось, что санитарка, добрая душа, уходя, открыла окно. Не знаю точного термина — открыли не через боровую петлю, а через нижнюю, так, что и не особо заметно было, что оно открыто. И забыла, понятное дело, оно ей надо — помнить? В общем, пока я обнаружил, что к чему, в палате уже было весьма зябко.

А разбудили нас в 7:30, да-да-да, включив верхний свет. Весь. Здесь по-другому было не принято. Ввезли каталку, на ней кто-то лежал.
Интересно, что в палате свободных коек не было: на двух из четырех лежали мы с дедом, на двух других в то утро никто не лежал, но они не были свободны: с одной увезли больного в реанимацию, другой отпросился на выходные под подписку. Что было дальше? Все просто. Новичка, судя по времени, его прибытия к нашим пенатам, экстренно поступившего и привезенного, судя по всему, из операционной ("в реанимации мест нет") положили на место того, что увезли в реанимацию ("а, он к нам пока не торопится"), а вещи обещали забрать потом. Не помню точно, но вроде бы белье поменяли… Правда, так и не выключили, выходя за бельем, свет, так что я, рыча и проклиная все на свете, выскочил на костылях из палаты и треснул кулаком по выключателю.
От него отлетела одна из клавиш.
Мне было все равно, я вернулся в палату и упал на койку. Конечно, я уже не мог больше уснуть. Но зато меня посетила мысль, когда я вспомнил, как выглядел выключатель изнутри. Я взял из мешка, лежавшего у моей койки, мешка с лекарствами, пластырь, отодрал четыре небольших куска и вернулся к двери. Под клавишами были небольшие пластиковые изделия, которые, собственно, и работали выключателями, а клавиши уже надевались сверху. Что я сделал? Правильно, я вытащил эти внутренности, сверху положил клавиши и пластырем приклеил их к основе. Если не присматриваться, это был обычный выключатель. С тою только разницей, что это был абсолютный выключатель, т.к. он уже ничего не включал.
Я ликовал. Наконец-то больше ни одно светила отечественной медицины не могло испортить мне настроение своим вторжением, освещенным всеми лампами палаты.

Персен я решил больше не пить. Вообще. "Пошло все на фиг, — думал я, — ради чего я сдерживаюсь? Я спокойный адекватный человек, и если мне встречается хамство, я не должен этого терпеть. Хотя бы ради всех тех, кто его терпит, поскольку просто не может ничего сказать или сделать." Я — могу. И молчать не буду. Но и кидаться просто так ни на кого не стану. И не стану больше закидываться успокаивающим. В конце концов, я способен справиться с собой и без медикаментозных средств.

Перед завтраком после утреннего туалета (душ я в больнице принимал только раз в сутки, на ночь, все-таки было довольно тяжело запрыгивать на костылях в кабинку, которая была выше пола на одну кафельную плитку, и потом так же выпрыгивать на костылях, едва промокнувшись полотенцем, — мылся я, стоя на своих и держась время от времени за трубу душа), так вот, после утреннего туалета я сдвигал ограничитель на ортезе на одно деление, это где-то 7,5 градусов, и делал небольшую прогулку по коридору. Это был своего рода аттракцион: уходил я из палаты на костылях, возвращался на своих, постепенно нога привыкала и позволяла дать на себя бóльшую нагрузку. Расстояние, которое я преодолевал, ограничивалось в общей сложности, наверное, сотней метров, не более, но этот переход от костылей к самостоятельному передвижению очень вдохновлял.

Завтрак мне выдавать не хотели. То ли в шутку, то ли всерьез тетка, развозившая еду, посмотрев на меня, спросила:
— А вы что, больной?
— А что, не похож?
— Вообще-то не очень…
Вот, думаю, тем более персен не нужно пить. Раз я уже и на больного не похож, тем более нечего давить свою здоровую натуру.

Новичку налили чаю в кружку его предшественника. Он обрадовался:
— Это ж не моя кружка!
— Тут, — говорю, — и вещи не твои.
Он, только недавно придя в себя, огляделся и еще больше обрадовался:
— И правда!

Я спросил, из операционной ли он и помнит ли номера родственников, кому позвонить, чтобы приезали. Подтвердил, что привезли его с утра, номера близких помнит. Допрыгал до него, дал ему телефон. После разговора расспросил, как попал сюда.
— А, ерунда. Порезали слегка.
Да и правда что. Практически бытовая травма.
— И где порезали?
Оказалось, что он, проводив свою девушку ранним утром, часов в пять, увидел, как какой-то пьяный пристает в другой девчонке. Вступился, подрался, когда тот ушел, почувствовал: что-то не так. Увидев руку в крови, зажал рану и сам вызвал скорую. Привезли сюда, зашили и поместили к нам.
Я был горд, что лежал в одной палате с настоящим героем. Настоящим мужиком. Лет ему, кстати, на вид было от силы двадцать и сам он своему поступку, понятно, особенного значения не придавал.
Через пару часов к нему приехала его девочка, не отходившая от него ни на минуту.

Он на самом деле готов был уже отправляться домой.
— А чего, раня пустяковая, дома я быстрее заживу. А тут и компьютера нет. А мне работать надо.
Он все время, пока девочки не было рядом, читал "Игроманию".

Ко мне тоже приходили посетители. После обеда была однокурсница, которую я почему-то не предупредил, что с часу до четырех не пускают. Ну такой вот идиотский распорядок, в воскресенье, кроме завтрака, обеда и ужина, никаких процедур не проводят, но вот не могу люди в свой выходной навестить больного в любое дневное время, надо же было и тут придумать идиотское ограничение!
В общем, приехала она без чего-то четыре, без двадцати, что ли.
— Меня не пускают, — пожаловалась она по телефону. — Меня муж довез, я вышла из машины, даже сумочку не взяла, только телефон, чтобы тебя найти. Они денег хотят.
— Чего?
— Намекают, что пройти можно, но небесплатно. А у меня денег нет, у меня только телефон с собой. Ну ничего страшного, я постою, подожду тут.
— Погоди, главное, не уходи никуда. Я сейчас.

Быстро надеваю ортез, как бронежилет, встаю на костыли и беру курс на лифт. Идти так далеко, понятно, было тяжело, но зато это придало моей речи нужной экспрессивности, поскольку в комнату охраны у входа я влетел на крейсерской скорости и раскрасневшийся. Сразу с порога громко спросил:
— Это кому тут деньги нужны?
Они удивленно вытаращились на меня, явно не рассчитывая на такую концентную программу тихим воскресным вечером.
— Я спрашиваю: кто тут за деньги хотел мою сестру пустить внутрь? А?
Они поняли и попрятали глаза. Сидевшему перед окошком для предъявления служебных ксив глаза было прятать некуда.
— Кому, вам надо денег? Как фамилия?
Он замотал головой.
— Да нет, я не это…
Я обратился к другому:
— Вам, может, денег надо? — тот тоже отказался.
— Еще раз услышу подобное — уволю всех на следующий день! Кнопку нажми! — сидевший у окошка нажал кнопку, Светка вошла.
Когда мы отошли от входа, она засмеялась и сказала: "Да, Цапюк, тебя лучше в друзьях иметь, чем во врагах!"

Перед сном дед — кстати, звали его Николай Васильевич, он когда представился, я сказал: "О, как писатель Гоголь", а он мне в ответ: "Да? ну, может быть" — дед рассказывал, как служил пацаном на Северном флоте, как повредил , обморозив, обе ноги, про послевоенную жизнь, загранкомандировки. Дед в Союзе, судя по всему, жил неплохо, и у него было определенное количество имущества, "квартира-машина-дача", но не было, по его словам, прямых наследников. "Я специально не составлял завещания, чтобы посмотреть с того света, как они потом передерутся за мое барахло." Да, дед был весельчак. Говорил, что больше всего сейчас хочется бутылочку пивка под хорошую закуску. Я обещал, как выйду и поправлюсь, выпить за него.
Tags: осень восьмого
Subscribe

  • какнога

    здравствуйте! подумал и решил: про какногу больше писать не буду, надоело рассказывать тоже если мы знакомы и общаемся лично, считайте, что для…

  • сомнейные бугогашеньки

    с операции прошло два месяца на этот раз меня смотрел завотделением Б., делавший операцию и вернувшийся за неделю до этого из отпуска удивили две…

  • куда уплыл корабль?

    съездил планово в 62ю, смотрел меня доктор из опытных снял все оставшиеся швы сказал, что для месяца после операции все очень неплохо объяснил, что…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • какнога

    здравствуйте! подумал и решил: про какногу больше писать не буду, надоело рассказывать тоже если мы знакомы и общаемся лично, считайте, что для…

  • сомнейные бугогашеньки

    с операции прошло два месяца на этот раз меня смотрел завотделением Б., делавший операцию и вернувшийся за неделю до этого из отпуска удивили две…

  • куда уплыл корабль?

    съездил планово в 62ю, смотрел меня доктор из опытных снял все оставшиеся швы сказал, что для месяца после операции все очень неплохо объяснил, что…