Павел Цапюк (pawlick) wrote,
Павел Цапюк
pawlick

Categories:
  • Music:

глава двенадцатая, "молитва онкологического больного"

"Молитва онкологического больного"

Карапетян-Мильштейн - Солдатская молитва

Господи, ты знаешь, я редко беспокою Тебя просьбами. Только когда предстоит что-то важное и такое, на что я сам не могу повлиять, только когда в самом деле нужна Твоя помощь.
Здесь как раз именно такая ситуация, поэтому я и решил обратиться к Тебе.

Господи, сделай так, чтобы ученые наконец поняли, отчего в наших организмах происходят эти сбои и клетки вдруг начинают расти "не так". Они ведь так до сих пор все всем этом не разобрались. Они говорят: если не спишь на урановой подушке, гарантии получить заболевание нет. Врачи-онкологи курят почти все, дымят, как паровозы, повторяя: это все равно ничего не значит. Можно умереть 70-летним заядлым курильщиком, а можно в 20 лет сгореть от рака легких. Да, конечно, если куришь, вероятность больше, но это лишь вероятность, она есть и у тех, кто не переносит табачного дыма.

Господи, ты знаешь, у меня есть высшее образование и много научных доводов в пользу того, что Тебя нет. Так получилось, я слушаю людей, попадающихся на моем пути, читаю книги (правда, мало) и знаю, что можно доказать: Тебя нет. Но логика — это еще не все. И потому я верую, что Ты есть. Более того, я знаю, что любое творчество, любые открытия, озарения — это то, что Ты даришь нам, умным и глупым, ученым и студентам, гениям и бездарям. Ты просто приоткрываешь нам в какой-то момент щелочку занавеси, сквозь которую человек может увидеть что-то новое — и он делает открытие. Подбрасываешь под подушку жемчужину — и рождается гениальный роман. Я верую, что все именно так и происходит.

Ты помог нам сделать великое множество открытий. Компьютер, на котором я пишу эти строки, кровать, на которой сижу, как в кресле, интернет, телефон, вокруг меня лежит множество открытий, которые ты помог сделать.
С Твоей помощью мы открыли также много ненужных, отупляющих, убивающих вещей. У Тебя много мудрости, а мы не всегда умеем ее применить.
Господи! помоги им, тем ученым, что пытаются понять, откуда берется эта болезнь. Просто дай им намек, чуть направь, скажи, где "теплее". Они же умные, они справятся, им только нужно чуть-чуть помочь. И понять причины. Они справятся дальше, придумают лекарство, дадут его людям и сделают жизнь очень многих счастливее. Сделают ее просто — жизнью.
И Ты не думай, когда эти люди получат Нобелевскую премию (а они обязательно ее получат), они не возгордятся, потому что ученые, как правило, люди скромные, и никакие сотни тысяч долларов никак их не изменят.
А даже если и возгордятся, все равно по всему миру их будут благословлять и молиться Тебе за них такое количество спасенных, что Ты просто не сможешь их, этих ученых, не простить. Ты же знаешь это. Ты все знаешь.

И еще об одном я хотел попросить тебя, Господи. Пока мы не научились предотвращать эту болезнь, сделай так, чтобы ею болели только здоровые крепкие мужчины. Я знаю, доктор Лиза Глинка ответила мне на вопрос, который я задавал себе и Тебе, и теперь я знаю, что это дается не за что-то, а для чего-то. Это очень важный, хоть и тяжелый, урок. Это как война. Да, на ней можно погибнуть. И погибнуть — геройски. Но на войну ведь не берут женщин и детей. Это под силу только мужчинам. Господи! ты же знаешь, каково это восемнадцатилетней девчонке — остаться без волос на полгода. Каково это — в тридцать лет женщине остаться без груди. Каково какой-нибудь старушке, которая и так еле ходит, лишиться стопы. Я не буду говорить про детей, Господи, потому что я не могу такого даже писать, не то что представить. Это слишком тяжело для них всех, Господи, и это не будет для них уроком. Они озлобятся, замкнутся, потеряют вкус к жизни, а стоящие рядом с ними сильные мужчины будут рвать на себе волосы от неспособности что-то сделать и от отчаяния.

Господи, сделай так, чтобы онкологические заболевания были только у мужиков, крепких, молодых, несгибаемых — ты же знаешь, в душе мы почти все такие. Мы выдержим, мы пройдем через все эти пункции, сданные литры крови, исследования, операции, химии и лучевые терапии, потерю волос, ампутации и прочие увечья — мы выживем и останемся мужиками. Мы станем сильнее, каждый раз, выбираясь из этой передряги, мы будем увереннее смотреть вперед: мы смогли, мы не сдались. А если погибнем… Мы погибнем, как не стыдно погибнуть мужчине. Потому что мы сражались до конца, изо всех сил, — и не сдались. До последней капли крови. И наши близкие смогут нами гордиться. Наши родители будут безутешны, но все же их сыновья останутся героями. И наши жены станут рассказывать детям о том, как мы погибли, а наши дети — не сразу, когда подрастут, поймут, что их отец — и тот, кто полез в сороковые со связкой гранат под танк или закрыл собой вражеский дот — они были из одного теста. И пусть от отца осталось только отчество, это отчество будет важнее любое медали.

Если кто-то должен сражаться с этим зверем, Господи, если ты так решил, возьми сильных, оставь женщин и детей. Это не их война. А сильные — они станут еще сильнее. Аминь.
Tags: осень восьмого
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments